информационно-просветительский портал


Актуальный опрос

Как Вы относитесь к революциям в арабских странах?
Последние новости

08.03.2017
08.03.2017
08.03.2017
06.03.2017
04.03.2017
04.03.2017
04.03.2017
04.03.2017
01.03.2017
01.03.2017

Руслан Нагиев: «После таких сюжетов ​люди думают: если девочка надела платок, значит, записалась в террористки»


06.02.2017
Казанский адвокат Руслан Нагиев, который в 2015 году вставал на защиту аятов Корана в суде, на сей раз вступился за право учителей из мордовского села Белозерье работать в местной школе в платках. «Реальное время» связалось с Нагиевым и выяснило, готов ли адвокат в случае необходимости дойти до ЕСПЧ, чем опасен этот «платочный скандал» и как он оценивает спорный сюжет «Первого канала» о ситуации в Мордовии.

«БОРЬБА С ПЛАТКАМИ МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К РАДИКАЛИЗАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ»

— Руслан, недавно вы вместе с двумя коллегами объявили, что намерены вести дело по ситуации в Мордовии...

— Стоит начать с того, что мусульмане — это коренное население России. И у нас преобладает традиционный ислам. Мусульмане всегда боролись с экстремизмом и терроризмом — это доказали события конца 90-х и начала 2000-х, когда бандиты, террористы, захватившие Чеченскую республику, стали переходить в Дагестан, и мусульмане, дагестанцы встали на защиту целостности России, на защиту своего традиционного ислама. Тогда Владимир Путин их поддержал, приезжал и благодарил старейшин.

Это были те дагестанцы, женщины которых — жены, дочери, сестры — тоже носят платок. Они встали на защиту, дали отпор этим террористам — то есть ислам надо различать. Если сейчас в Мордовии идет борьба с терроризмом, экстремизмом, то нужно брать пример с Татарстана, с Чечни, где достаточно эффективно справились с этой угрозой, однако ни с кого платки не сняли, потому что здесь понимают, что это традиционная одежда для жителей Поволжья и Кавказа. Также это неотъемлемая часть ислама. Это то же самое, что для православного носить нательный крестик.

Вообще, это большое оскорбление для мусульманина, когда его женщину заставляют снять платок. Это буквально то же самое, что раздеть женщину против ее воли. Это очень тонкий вопрос.

«Это неотъемлемая часть ислама. Это то же самое, что для православного носить нательный крестик». Фото Максима Платонова
Безусловно, нужно бороться с терроризмом, экстремизмом. Я сам участвовал во многих делах по экстремизму как адвокат, и я знаю, что эти люди очень опасны и их нужно изолировать от общества. Но не нужно бороться с платком — платки здесь вообще ни при чем. Еще раз повторю: как раз таки мусульмане противодействуют экстремизму и терроризму. Во всем мире — в Сирии также мусульмане сражаются с террористами, на Кавказе, также и в Поволжье. Можно даже взять статистику о том, сколько муфтиев и имамов погибло от рук террористов… А ведь их жены и дочери тоже ходят в платках.

— На ваш взгляд, насколько опасен этот скандал?

— Знаете, борьба с платками может привести к радикализации населения. Как раз таки экстремисты будут на каждом углу говорить: «Вот видите, эти неверные с вас платки снимают. Давайте, вступайте в наши ряды…». Неокрепшие умы или те, кто не до конца понимает ситуацию, могут перейти на их строну.

Ничего даже придумывать не надо — надо взять пример с Чеченской Республики, Татарстана. Если есть преступник, то он должен быть наказан в рамках закона, но преступниками не из-за платка становятся.
Мы сейчас должны консолидировать общество — у России сейчас очень много внешних врагов. Так что мы должны объединяться и возрождать традиционные ценности. Это очень хорошо, что люди возвращаются к своим традициям, к своим корням… Кстати, православная церковь полностью поддерживает мусульман в этом вопросе.

— К слову, в поддержку платков уже высказался известный православный предприниматель Герман Стерлигов, также Всеволод Чаплин и другие видные персоны — о чем это может говорить?

— Это люди верующие, здравомыслящие, понимающие ситуацию в стране и в мире. Могу привести заграничный пример, когда министр по делам религии в Италии заявил: «Ну как вы можете от меня требовать подписания закона о запрете хиджабов, если Дева Мария на всех изображениях с покрытой головой?». Это ведь Марьям для мусульман — мусульмане признают и Иисуса, и Деву Марию. Вообще, буквально 100 лет назад и православные, и мусульманские женщины в платках ходили и было немыслимо женщине открыть волосы. Это был дурной тон.

Я общаюсь с его адвокатом, с его представителем Саид-Магомедом Чапановым, с которым мы работали по сахалинскому делу о запрете некоторых аятов Корана (это дело нам удалось успешно выиграть, так что запреты на аяты были отменены). И, общаясь с представителем Кадырова, я знаю его позицию, я абсолютно согласен с ним

— Рамзан Кадыров тоже высказался о «платочном скандале»: вы с ним уже общались на эту тему?

— Я общаюсь с его адвокатом, с его представителем Саид-Магомедом Чапановым, с которым мы работали по сахалинскому делу о запрете некоторых аятов Корана (это дело нам удалось успешно выиграть, так что запреты на аяты были отменены). И, общаясь с представителем Кадырова, я знаю его позицию, я абсолютно согласен с ним. Во-первых, он высказывается как гражданин России, как патриот России.

Вообще, сейчас существует стереотип, который в том числе был создан СМИ, что мусульмане — это террористы. Но ведь это не так. С терроризмом в первую очередь сегодня борются именно мусульмане, и они погибают в процессе этой борьбы. Если взять статистику, то среди террористов менее 1% от всей массы мусульман.

«В СЛУЧАЕ ОТКАЗА МЫ ГОТОВЫ ИДТИ ДО КОНЦА — ВПЛОТЬ ДО ЕСПЧ»

— Вы уже включились в этот процесс, как юрист: определена ли линия защиты? Чего вы будете добиваться?

— На наш взгляд, было принято незаконное решение об изменении правил внутреннего распорядка школы, согласно которому стало запрещено носить платки в школе, в том числе и для учителей. Вторая позиция, с которой мы не согласны, — это привлечение учителей к дисциплинарной ответственности за ношение платков.

Когда этих учителей брали в школу несколько лет назад, их брали в платках, они тогда уже носили платки и никаких претензий к ним не было. Их приняли на работу, они добросовестно выполняли свою работу, ни одной претензии к ним не было, ни разу они не были привлечены к дисциплинарной ответственности или любой другой ответственности за нарушение своих трудовых обязанностей. И через несколько лет директор школы вдруг вносит изменения во внутренний распорядок, объявив, что отныне платок запрещен, и потребовав от учителей снять платки. Учителя, конечно же, отказываются, ссылаясь на Конституцию, на свои права и на трудовое законодательство, а им за это выносится выговор.

Согласно трудовому законодательству, запрещено ухудшать положение сотрудника, а в данном случае именно это и было сделано, потому что их принимали уже в платках, а затем ухудшили условия их труда. Что касается внесения изменений во внутренний распорядок школы, то такие вещи должны быть согласованы с профсоюзами и с учителями — этого сделано не было.

Это все является нарушением, не говоря уже о Конституции России, которая гарантирует свободу вероисповедания. Здесь также можно уследить нарушение европейской конвенции. Есть и заграничный опыт: во многих зарубежных странах и учителя, и ученики могут посещать школу в платках.

— А истцы сами на вас вышли или вы предложили им свою помощь?

— В общей сложности там учителей — 10 человек. Наше дело касается именно нарушения их прав. А произошло все параллельно: и на меня они выходили, да и я, когда узнал об этом, как человек, который работает 16 лет в адвокатуре, сразу же увидел нарушения Конституции и трудового законодательства. В общем, и у меня самого возникла такая мысль, и ко мне обратились из Мордовии.

— Вы допускаете обращение в ЕСПЧ по данному делу?

— Да, конечно, я в своем иске указал ссылки на нормы международного права, тем самым намекая суду. Во-первых, это для сведения, а во-вторых, это намек на то, что в случае отказа мы готовы идти до конца — вплоть до ЕСПЧ.
СПОРНЫЙ СЮЖЕТ НА «ПЕРВОМ» И ОПАСНЫЕ СТАТЬИ В СМИ

— Согласны ли вы с тем, что инцидент в Мордовии получил намного более сильный резонанс, нежели предыдущие скандалы подобного рода? С чем вы это связываете?

— Возможно. Народ, конечно терпеливый, но со временем люди стали возмущаться, что вот так открыто идет какой-то прессинг и нарушение прав. Я могу провести аналогию с запрещением аятов Корана на Сахалине. До этого момента уже был запрещен Коран в редакции Кулиева, были запрещены другие книги (такая классика ислама, как «Сады праведных», в Оренбурге). Эти книги были благополучно реабилитированы, но такого резонанса не было. Однако сахалинское дело приобрело резонанс — видимо, это просто стало последней каплей. После этого уже президент нашей страны внес предложение в Госдуму о неприкосновенности священных писаний. Я думаю, что вот этот случай в Мордовии по платкам приведет к какому-то логическому завершению, к подробному рассмотрению этого вопроса и принятию решения на законодательном уровне.

— Руслан, а вы смотрели сюжет на «Первом канале» про «платочный скандал»? Как думаете, какое отношение к мусульманам он диктует телезрителям?

— На первый взгляд, у меня сложилось такое впечатление, что журналисты как бы оправдываются: «Вот идет ведь борьба с терроризмом, ваххабизмом — вот поэтому так все и получилось с платками». А вообще, конечно же, очень много искажений было допущено. Были показаны опять же ИГИЛ (запрещенная в России организация, — прим. ред.) и так далее… Почему не показали хорошие дела мусульман? Почему с хорошей стороны не показать ислам?

В моей практике есть дела по защите мусульманских книг, по защите аятов Корана. Вместе с тем есть экстрадиционные дела — это в основном Узбекистан, который требует выдачи лиц, привлекаемых у них по религиозным мотивам. Этих граждан удается защитить России: российские суды отказывают в выдаче, но мы также доходили и до Европейского суда по правам человека
Как мусульманин, как человек, живущий в Казани, в Татарстане, я общаюсь со многими мусульманами здесь — это положительные, добрые люди. Поэтому этот сюжет мне абсолютно не понравился. Я думаю, что он вызовет у тех граждан, которые живут, допустим, где-то в российской глубинке, которые не сталкиваются с мусульманами, конечно, негативную реакцию — создастся негативный образ мусульманина.
Смотря такие сюжеты, люди потом думают, что если девочка надела платок, то значит, что она записалась в террористки. Но, знаете, я допускаю, что этот сюжет мог быть сделан еще хуже — в еще более негативном виде могли показать.

— Как вы вообще оцениваете освещение данной проблемы в российских СМИ?

— Есть разные оценки, конечно, в том числе и позитивные. Многие духовные лидеры, главы регионов, депутатов положительно высказались на эту тему. В СМИ много сюжетов было выпущено, но негативные, не отражают реальной картины, к сожалению. Я считаю, что они направлены на поднятие рейтингов, но они не понимают, что этим нагнетают обстановку.

— Руслан, вам уже не впервой вставать на защиту верующих: не могли бы вы вкратце рассказать о своих предыдущих делах?

— В моей практике есть дела по защите мусульманских книг, по защите аятов Корана. Вместе с тем есть экстрадиционные дела — это в основном Узбекистан, который требует выдачи лиц, привлекаемых у них по религиозным мотивам. Этих граждан удается защитить России: российские суды отказывают в выдаче, но мы также доходили и до Европейского суда по правам человека. ЕСПЧ неоднократно пресекал выдачу людей в Узбекистан по причине того, что независимые организации, международные наблюдатели дают свое заключение о том, что в Узбекистане нарушаются права человека, применяются пытки.

Есть дела в отношении граждан России по терроризму, экстремизму. По некоторым делам были установлены факты, что человек в свое время добровольно выходил из экстремистских организаций и прекращались дела в их отношении. Принималось справедливое решение — их не привлекали к ответственности в дальнейшем. По некоторым делам, конечно, я видел своими глазами неисправимых: действительно, у них в глазах ненависть. И такие люди справедливо осуждались.

Теги:


Оставьте комментарий
Религия


Общество
Рейтинг@Mail.ru Рейтинг исламских сайтов
Вход
Создание и обслуживание сайта — Студия Ариф.Ру